Рубцы на простате после уреаплазмы

Рубцы на простате после уреаплазмы

 

Стамбул, апрель 1789 года. Извилистые улицы оцеплены янычарами, на тротуарах теснятся толпы зевак. Приближается кортеж. Впереди — глашатаи, вельможи и великий визирь в тюрбане и собольей шубе. За ними — плотно задрапированная карета в сопровождении гвардейцев. Шестеркой лошадей лично правит главный евнух султанского гарема. Идущие следом придворные швыряют монеты в толпу. За ними катятся десятки экипажей с наложницами. Наконец процессия достигает дворца Топкапы. В переднем дворе ее встречает новый султан Селим III. Навстречу ему из кареты протягивается женская рука. Правитель целует ее, склонившись в глубоком поклоне. И ведет новую хозяйку гарема во дворец. Для него, как почти для каждого турецкого султана, это главная женщина в жизни. А для остальных — самая могущественная дама в Османской империи: мать султана Михришах.

Пара проходит через второй двор к зданию госсовета и исчезает за дверями бокового портала. За ним — караульный пост «черных евнухов». И выход в вытянутый двор
с колоннадой, упирающийся в бронзовые ворота. Ни один мужчина, кроме султана, его сыновей и евнухов, не имеет права переступать этот порог. Ворота ведут в святая святых Османской империи. В женскую половину сераля, гарем.

Ничто в Османской империи не будоражит умы европейцев так, как султанский гарем, этот чертог плотских утех и томной неги, эта арена кровавых интриг. Но главное — оплот династической власти со своей иерархией и строгими правилами.

«Царские гаремы» были еще у властителей древней Персии и у багдадских калифов. Позднее обычай перенимают турецкие султаны, а за ними и османская знать. Свой гарем есть у каждого вельможи, но ни один из них не может сравниться с роскошью султанского.

Сюда, во дворец Топкапы, мать Селима III и переезжает после того, как ее сын проходит церемонию «опоясывания мечом Османа», соответствующую европейской коронации. К тому моменту это уже целый архитектурный комплекс из более чем 300 помещений. Здесь и роскошные залы, и молельни, и великолепные купальни, и искусно декорированные дворики. Бассейны из мрамора. Мозаичные инкрустации из перламутра и слоновой кости на створах дверей. Устланные дорогими коврами ложа с подушками...

Впрочем, роскошью блистают лишь покои членов семьи султана и его фавориток — самых привлекательных наложниц. Больше половины гарема занимают скромные спальни, тесные комнатушки, больничная палата, кухни, прачечные и кладовые. Здесь ютится большинство обитательниц гарема: отвергнутые султаном или еще не представленные ему наложницы, а также служанки — в основном африканские невольницы.

Говорят, что порой «персонал» гарема разрастается до 1200 женщин. Все они рабыни — от простой прачки до самой матери султана. Формально свободными считаются только его дочери и сестры. И еще законные жены. Да и то лишь в теории.

Большинство из 36 султанов, правивших страной с XV века, не были официально женаты. И Селим III — не исключение. По исламским канонам дети, зачатые свободным мужчиной с невольницей, обладают такими же правами, как законнорожденные отпрыски. Этот принцип лежит в основе системы престолонаследия. При таком большом выборе женщин султан почти не рискует остаться без преемника. Временами в гареме даже практикуется контроль рождаемости: каждой наложнице разрешается произве­сти на свет лишь одного сына, чтобы ограничить число возможных наследников. Мало кто из султанов приближается к рекорду Мурада III, у которого было 103 ребенка. После смерти в 1595 году он оставил 20 сыновей, один из которых унаследовал престол — и тут же приказал убить всех остальных братьев.

За долгие века безжалостная борьба за трон между наследниками стала обычным делом. По этому поводу султан Мехмед II в XV веке высказался в своем кодексе «Канун-наме» предельно жестко: «Те из моих сыновей и внуков, которые будут вступать на престол, будут иметь право убивать своих братьев, чтобы обеспечить внутреннее спокойствие». С тех пор кончина султана стала равносильна смертному приговору для его сыновей. Поскольку обычай запрещает проливать кровь представителей правящей династии в стенах дворца, подручные нового правителя душат его соперников тетивой лука или шелковым платком. От смерти не застрахованы даже нерожденные дети покойного султана. Известен случай, когда новый правитель приказал утопить беременную наложницу своего умершего отца в Мраморном море.

В гареме кипят страсти и плетутся интриги. Чтобы гарантировать жизнь своему сыну, фаворитке нужно во что бы то ни стало возвести его на трон. От исхода этой борьбы зависит и ее судьба. Если ее сторонники потерпят поражение, то после смены правителя она будет сослана доживать свои дни в Старый сераль — так называемый «Дворец слез». Зато в случае победы она станет матерью султана — полновластной хозяйкой «Дома блаженства» в его дворце.
И одной из самых влиятельных фигур в империи. Хотя формально так и останется невольницей.

Пережитые волнения сближают мать и сына. Только она в любое время допущена к султану. Именно она выбирает для него наложниц. А это весьма деликатный вопрос. Если избранница ему не понравится, то мать рискует навлечь на себя его гнев. Если же полюбится слишком сильно, то
может стать ее конкуренткой.

С конца XVI века целому ряду способных наложниц удается конвертировать свое личное влияние в политиче­скую власть. И стать фактически правительницами страны. Одна из них — Нурбану, фаворитка Селима II (1566—1574). Она умело манипулирует султаном, используя его слабости. Венецианский посланник описывает его как «багрового от вина и ожиревшего от обжорства коротышку», который проводит дни «в плотских утехах и пьянстве».

После его смерти трон занимает сын Нурбану. Но она не подпускает к управлению страной ни его самого, ни его амбициозных фавориток. Чтобы отвлечь сына от политики, она подкладывает ему все новых привлекательных наложниц. И держит бразды правления в своих руках.

Но, пожалуй, самая влиятельная женщина в истории Османской империи — Кёсем, мать сразу двух султанов. Сначала она — регентша при своем несовершеннолетнем старшем сыне. А затем правит вместо младшего сына, страдающего слабоумием.

Ей сервируют яства на дорогой медной и фарфоровой посуде. В ее меню — жареные голуби, курятина, баранина, говядина, пирожки и йогурт. Во время трапезы ее, как и султана, развлекают танцовщицы, музыканты и карлики. Строже всего евнухи следят за самой «хранительницей династии» Кёсем, которая постоянно контактирует
с влиятельными мужчинами. У матери султана есть право на политическую деятельность. Но не на личную жизнь.
И это при том, что вся ее власть держится на личных связях. Каждый день она совещается сначала с сыном, затем — с главой «черных евнухов». Третий по влиянию человек при дворе, он отвечает за сохранность казны
и имущества матери султана. Кроме того, она регулярно принимает визирей и чиновников. Ее лицо посетители не видят. Оно скрыто паранджой.

Кёсем ведет обширную переписку. Судя по ее письмам, она отлично разбирается в государственных делах и искренне заботится о благополучии империи. Но ее главный политический инструмент — контакты с доверенными лицами. Она поддерживает тесные связи с офицерами, со своими дочерьми, с бывшими наложницами из султанского гарема, выданными замуж за влиятельных людей, с фаворитками своего сына. Все они — ее осведомители, готовые предупредить о назревающем заговоре или измене.

Но и это не спасет ее от гибели в результате дворцовых интриг, начавшихся с братоубийства. Муж Кёсем султан Ахмед I попытался раз и навсегда положить конец этому кровавому обычаю. Для обеспечения безопасности потенциальных наследников он приказал держать их под стражей в «золотых клетках» — специальных помещениях с зарешеченными окнами. Принцы жили здесь почти в полной изоляции, не имея ни малейшего представления
о том, что происходит за стенами их тюрьмы. Взаперти многие из них сходили с ума. В 1648 году второй сын Кёсем пал жертвой дворцового переворота. Вскоре после убийства султана евнухи вламываются в покои его матери, срывают с нее одежду, избивают и душат во дворе гарема. Новой правительницей страны становится Турхан — мать несовершеннолетнего султана Мехмеда IV, внука Кёсем.

С чиновниками влиятельные гаремные дамы совещаются в зале для аудиенций, скрываясь за ажурными ширмами. На неофициальном уровне их агентами служат торговцы украшениями и сукном. Они передают доверенным лицам их секретные послания. Большой властью обладают и представители особой придворной касты — рабы-евнухи. Именно они поддерживают связь между гаремом и внешним миром.

С 1591 года надзор за гаремом доверяют исключительно «черным евнухам» — оскопленным чернокожим рабам из Судана и Эфиопии. Мальчиков в возрасте восьми-двенадцати лет покупают у арабских работорговцев
и местных племен, торгующих пленниками, захваченными
во время междоусобных войн. Оскопление поручают христианам или иудеям, поскольку ислам запрещает кастрировать людей и животных. Несчастным целиком удаляют половые органы, останавливают кровотечение, стерилизуют рану и вставляют в мочеточник гусиное перо, чтобы он не зарос. Лишь каждому третьему удается перенести эту изуверскую процедуру и мучительный процесс заживления, сопровождающийся болями при мочеиспускании. Не говоря уже о психологической травме. Но выжившие стоят целое состояние. Слуг-кастратов могут позволить себе лишь самые знатные османские семьи. Для дворца султана их
закупают сотнями.

Старшие евнухи учат новичков турецкому языку и основам ислама, грамоте и счету, военному искусству. Со временем они поступают на службу в дворцовую гвардию. Входят в личную свиту одного из домочадцев султана или его фаворитки. Или даже занимают важные посты в администрации гарема. Глава «черных евнухов» — один из самых могущественных царедворцев. Многие стараются подкупить его щедрыми взятками. Он входит в состав госсовета, командует гвардией алебардщиков, отвечает за образование потенциальных наследников престола. Если ему удается уцелеть среди бесконечных интриг, то он может получить вольную и провести остаток дней богатым и свободным человеком.

Евнухи управляют огромным хозяйством: руководят работницами, ведают припасами, ведут бухгалтерский учет. И поддерживают строгий порядок. Иерархия и этикет соблюдаются неукоснительно: любовь в гареме запрещена, нарушителей секут плетьми. За лесбийские связи наложниц жестоко карают или даже казнят — как и за отношения
с евнухами. Девушек для султана его мать отбирает вместе
со старшими евнухами.

Сексуальная жизнь в гареме строго регламентирована. По вечерам в покои султана под звуки музыки приводят очередную наложницу. Перед этим ее наряжают, умащают благовониями и сбривают ей все волосы на теле.

Многие правители предаются излишествам и распут­ству, а также гомосексуальным утехам. Мать султана старается не допускать, чтобы слухи об этом просачивались за стены дворца. Ее задача — поддерживать имидж сына, в том числе на празднествах, от посещения которых султан норовит уклониться. По давней традиции ислам­ские властители сторонятся мирской суеты, чтобы подчерк­нуть свое величие.

Представительскую функцию выполняют их матери. Кёсем даже появляется на публике во время религиозных процессий и праздничных выездов. У нее много источников богатства: миллионы, накопленные благодаря ежедневному содержанию, огромные владения, доходные дома
в столице. Жены султана сами распоряжаются своим имуществом, монарх не вмешивается в их финансовые дела. Но и в своих расходах они не вполне свободны. Высокое положение обязывает их тратить деньги в первую очередь
на благо государства.

Например, султанские жены финансируют строительство большинства крупных храмов в Стамбуле в период 1550—1700 годов. Кёсем воздвигает на свои средства мечеть, открывает общественные бани, приюты и богадельни. Спонсирует закупку воды для паломников в Мекку. Жертвует на приданое для девушек-сирот, чтобы они могли выгодно выйти замуж.

Ислам запрещает обращать в рабство мусульман. По­этому большинство невольниц в гареме родом из христианских провинций Османской империи, в основном с Балкан. Симпатичных пленниц поставляют и морские пираты.
За красоту и шарм особенно ценятся грузинки, черкешенки и русские, которых везут работорговцы с Кавказа.

Лишь самые красивые и смышленые невольницы попадают в главный гарем империи. Их покупают в возрасте от шести до тринадцати лет. Поначалу они занимаются во дворце домашней работой. Их учат турецкому языку
и основам ислама, прививают им манеры, грацию и поощряют их таланты. Девушки с каллиграфическим почерком отправляются в канцелярии. Невольницы с музыкальными способностями учатся пению, танцам и игре на музыкальных инструментах. Литературно одаренные упражняются в сочинении цветистых любовных писем. И каждая мечтает когда-нибудь стать фавориткой султана и купаться в роскоши. Или даже матерью нового султана, хозяйкой гарема и соправительницей империи, с доступом к государственной казне и возможностью снискать славу благотворительницы.

Увы — большинству из них никогда не суждено побывать в покоях султана. После нескольких лет службы им предоставят вольную и выдадут замуж, наделив приданым. При желании они останутся в гареме, в привычной обстановке и относительном комфорте. Самые способные могут сделать придворную карьеру. Стать надзирательницами или хранительницами казны. Роскошно одеваться, носить изысканные ювелирные украшения. Жить в личных покоях
с прислугой. Горечь бесправия в гареме подслащена шансом вкусить роскошь и приобщиться к властной элите.

Когда в 1789 году Михришах, мать Селима III, переезжает из «Дворца слез» в султанский гарем, османский мир уже стоит на пороге разрушения. Почти со всех сторон империю осаждают европейские державы. Чтобы спасти государство, срочно нужны реформы. Селим III становится первым султаном, осознавшим это и решившимся на преобразования. Но его это не спасло. В 1807 году правителя свергли его собственные янычары.

Весь XIX век будет идти модернизация армии, судов
и административной системы. Султанский двор вместе с гаремом переедет в новый роскошный дворец на Босфоре. А в 1908—1909 годах турецкие революционеры покончат с монархией. Последнего султана Абдул-Хамида II вынудят отречься от престола, а главного евнуха его гарема толпа вздернет на фонарном столбе на Галатском мосту. Наложницы и младшие евнухи окажутся на улице.

Одни девушки вернутся в свои семьи. Другие выйдут замуж или станут служанками. Менее удачливым придется гастролировать по европейским городам с бродячими цирками, где их будут показывать публике как экзотическое диво, наряду с индейцами и эскимосами. Кому-то разрешат вернуться в старый дворец Топкапы. Но вскоре выселят и оттуда. Султанский дворец превратят в музей.
И в 1924 году, через два года после официальной отмены монархии, он откроет свои двери для любопытных посетителей со всего мира.


Источник: http://www.geo.ru/puteshestviya/vnutri-garema

Операция это самое эффективное лечение аденомы простаты?. Какие существуют новейшие методы лечения аденомы простаты без операции?



Опубликовано 07 Окт 2017, 02:14 Рубрика: Название категории.
Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.